Название: Сувенир на удачу.
Автор: Proud Shark And Wants Laisarre
Фендом: 7 самураев\ 7 samurai
Персонажи: Хейхати, Кюдзо и гаечный ключ.
Рейтинг: G.
Состояние: Закончен.
Бета: Heaven/Hell
Благодарность за помощь: Помогал мну Hibird~ - солнышко.
Дисклеймер: Не мое. От прав на персонажей и мир отказываюсь.
Размещение: С предупреждением.
От автора: Писал на фико-фест. И глядел аниме о-о-о-чень давно, но я его очень сильно люблю, так что не взыщите~

В алом сумраке огненный шар медленно опускается за линию горизонта, пытаясь согреть своими ярко-багровыми, но уже не такими теплыми лучами хотя бы что-нибудь, что еще совсем не думало готовиться ко сну. Близится уже ночь, а кто-то совсем еще не думает ни прекращать свою работу, ни тем более пойти и отдохнуть за день и съесть хотя бы одну порцию своего любимого риса.
На большом пустом обрыве, что находился на самом краю этой небольшой деревушки, которую так вот довольно серьезно решили оборонять семь ронинов, вдоль всего периметра тянулась огромная «туша» металлической машины, которую тут называли железным самураем, как и все подобные. Довольно массивный голем разлегся мертвым металлом на твердой земле, порядком запылился у самого основания к тверди, что указывало только на то, что лежал он тут довольно давно и что кто-то так пока в нем и не разобрался, и приближающаяся ночь и непрерывная работа в такое позднее время только подтверждали это.
Хейхати работал не покладая рук. По его же мнению, особенно когда в работе, не замечаешь, сколько уже времени прошло, а сейчас дело было в самом разгаре. К тому же, разбирание пока непонятной ему по конструкции машины было настолько увлекательным, что он уже забылся, возясь в самом ее «сердце», так сказать, до которого еще надо было добраться.
- Эк как заделали-то... – Настолько туго затянутый массивный болт, замыкавший толстый огромный стальной пласт, прикрывающий самый центр, то бишь «сердце» управления этого боевого летательного аппарата, никак не хотел поддаваться даже самому большому гаечному ключу, которым Хей уже крутил минут так с двадцать, пока не начало темнеть. Дело было настолько туго, что Хейхати, уперев ногу в один край, надавив всем телом на руки, опускал рукоятку максимально вниз, и единственное, что слышал и чувствовал, то, как соскальзывает с болта основание ключа. После этого попытка была предпринята еще раз и не очень удачная.
Как только Хей выпрямился и тут же надавил еще раз и с большим усилием, замозоленные уже работой руки соскользнули с рукоятки ключа, и тот с жалобным взвизгом, отказываясь работать, полетел на железный пол, ударяясь предварительно обо все выступы и изгибы металлической машины. И, соскользнув с поверхности, слетел с аппарата, опять звякнув, словно... Будь он одушевлен, он ругался, очень сильно ругался бы на механика.
- А-та-та-та... – Распластавшись всеми конечностями по стальной поверхности летательного аппарата, мечник, постоянно щурившийся, если умел бы, сейчас бы выругался, но в силу своего темперамента Хей просто устало почесал под сварочными очками ушибленный лоб. Тихо вздохнув, уперев руки в холодную поверхность, на которой так мило развалился он, слегка, словно отжавшись, Хейхати приподнялся, заглядывая за край вниз, высматривая, куда там улетел его ключ... Как было тут же сунул голову обратно, слегка вытянул губы, сдвинув брови на переносице, явно изображая удивление, хотя по его глазам этого и не поймешь.
Ключ не просто упал куда-то там на землю, он словно в силу своей обиды захотел найти себе жертву, надеясь на это, и нашел, свалившись на голову самому спокойному и молчаливому, совершенно не жертвенно выглядевшему мечнику из семерки отважных ронинов. Кюдзо, явно любящий побыть один, пришедший сюда не явно получить ключом по голове, стоял, слегка согнувшись, расставив ноги на ширине плеч, втянув голову, жмуря красные, пронзительные, с красивым узким разрезом глаза, в которых слегка помутнело от удара.
Какой курьез. На самом деле, обладай мечник даже суперактивностью и абсолютной реакцией, против гаечного ключа случайно, еще раз замечу, случайно, ну никак не попрешь. Чем ты круче и чем больше тебя уважают, тем смешнее и неожиданнее ситуация с тобой может произойти. Об этом думал и затаившийся там наверху на мгновения механик, осмысливая, что словами и даже обрывками фраз Кюдзо не бросается, а значит, за отшибленную голову с легкостью может лишить кое-кого недумающего. Но разве Хей из слабого десятка и виновен? Конечно, нет. Поэтому этот же самый «виновник» и предстал повинной перед на удивление спокойным блондином. На удивление кого угодно, но не Хаясиды.
- А-а, Кюдзо-сан, не взыщите. – Неловко глядя, кладя ладонь на затылок, с улыбкой на губах извинился Хей, окинутый холодным, но нисколько не раздраженным взглядом тех же самых, красивых глубоких глаз с символичным ему самому красным оттенком. - Эхех-хех, следить за безопасностью надо даже, если нет опасности, да и не пахнет ей. – Улыбнувшись шире, как-то просто так это сказав, ведь кому он это говорил еще! Хей поднял ключ практически у самых ног второго мечника, который так и застыл, держась за рукоятки катан за своей спиной. Выпрямившись, стерев с самого инструмента и рукоятки пыль, собранную с земли, Хейхати услышал в ответ только тишину.
На самом деле сейчас Хей растерялся, улыбаясь еще более мягко и широко своей вечной, не сходящей улыбкой с лица, которая никогда не была отображением внутренних испытываемых эмоций. Да, он нервничал, потому что здесь стоял ни Катцу, ни Ситиродзи, ни даже глубокоуважаемый им Камбей, перед ним стоял Кюдзо, самый молчаливый и замкнутый мечник из всех них. С Кюдзо не было ни легко, ни сложно, потому что он постоянно молчал и имел всего лишь одну цель нахождения здесь - ждать Симаду. Скорее всего, все считали Кю жестоким и холодным, а больше никак. Он был таким. Из-за его поведения и скрытности ничего больше никто не скажет. А Хейхати было интересно. На самом деле, можно было подумать, что Хей не задумывался никогда о таких вещах, но трудолюбивый мирный механик часто ловил себя на мысли, что Кюдзо не такой, как кажется многим.
Пока растерянный Хей что-то там себе думал, блондин моргнул, выпрямляясь, убирая катаны обратно - покоиться в ножны на спине, ибо, как-никак, а упавший ключ «насторожил». Затем Кюдзо расправил складки плаща и поправил ремень ножен на груди, прикрывая глаза, потому как, настораживаться тут было нечего.
- Ничего, - спокойным, тихим голосом отозвался, кажется, Кюдзо, чего Хей в размышлениях своих не заметил, и прошелся, делая пару шагов, провожаемый слегка уже приоткрытыми светло-охровыми глазами удивленного механика.
Вот именно этим было сложно. Хейхати знал много тем для разговора, начиная от его любимого риса и далеко не заканчивая темой о гаечных ключах, в которых он разбирался не хуже, чем в рисе же, но он не знал, о чем можно было поговорить с Кюдзо. А потрепаться сейчас, ну грех не потрепаться же, особенно, после такого сложного рабочего времени. Точнее, мечник знал пару тем, интересных, может, Кю, но не решался просто начать. Как-то, все не выходило. Просто надо было найти какой-то определенный момент, чтобы вытянуть вот именно эти хоть обрывки слов, хоть междометия, но все не то... а тем более сейчас, когда Кю так несправедливо и ни за что получил по голове.
Но другая, легкая сторона рисовалась в том, что блондин был на удивление спокоен.
Он не ругался, не шумел, как Тикутиё, был молод, но более опытен, в отличие от Кацу, даже больше, раз вздумал ждать Камбея, не было такой прыти мчаться куда-то сломя голову. Кюдзо просто знал, на что идет и что он делает, убивая одного за другим. Он был спокоен, хладнокровен, он никогда не делал лишнего, как и не говорил, хотя общаться хоть как-нибудь можно было бы. Но Хейхати прекрасно понимал, что это незачем. Что будет потом? Умрут ли они? Выживут? Выживут, так у каждого будет своя война, каждый мечник будет ее искать, потому что без этого не может. Никто не знает, что будет с ними со всеми...
- Кюдзо-сан, – улыбнулся вновь Хейхати, когда глаза его вновь привычно сощурились, – не уходите, подождите буквально момент.
- М-м-м.. – Обернувшись через плечо на полезшего обратно Хея, Кю вопросительно приподнял брови, проследив за ним глазами. И что понадобилось?
Но, спокойно решив все же дождаться Хаясиду, блондин сложил руки на груди, пройдя к краю машины, облокотившись на нее плечом. Захотел ведь что-то этот горе-механик от него.
Спустя время Хей вновь спустился, держа в руке небольшую связку, чего, Кюдзо пока что и не рассмотрел. Лишь только когда Хейхати подошел, блондин заметил, что в руках механик держал аккуратно связанные за нити небольшие, довольно просто сделанные куколки-сувенирчики, точно такие же, как и висела у «Хохо-Хохотю» на рукояти меча. Совсем маленькие, но разного размера и цвета, формы туловища и стиля.
- Это... – Хаясида вновь растянул губы в легкой улыбке, встав боком к приподнявшему вопросительно светлые брови Кюдзо, смотрящего ему на руки, и продолжил свое объяснение: – Моя небольшая коллекция.
Странно, довольно странно... И зачем все это? Хейхати знал, что Кюдзо не волновало, как и откуда он ее собирал, хотя сам Хей считал довольно забавным собирание ее и помнил историю каждой куколки, но в связи с характером мечника решил сразу объясниться, к чему это все.
- Ха-ха, я считаю, что они приносят мне удачу. Я много где побывал и повидал ни много ни мало, мне их дарили, но каждая из них напоминает мне о чем-то светлом и приятном. Мысли об этом не могут не приносить удачу. – И опять улыбка, которую Кю за все эти минуты пребывания тут увидел уже в который раз. И все же... она не раздражала, Кюдзо слушал и даже смотрел прямо и внимательно на меняющиеся по-своему эмоции механика.
Внимание блондина радовало Хаясиду, потому что он на это надеялся.
– И, повторюсь, о безопасности надо думать даже, когда опасностью не пахнет, не взыщите за неказистость, Кюдзо - сан. – Словно опять извиняясь, Хей задумчиво усмехнулся, моргнув, снимая с тонкой лески одну пестренькую, из легкой мягкой ткани куколку, совсем небольшую и аккуратно сшитую, разглядывая на ладони ее сквозь густые рыжие ресницы. – Хотел бы подарить ее вам. Чтобы больше ничего вам не падало случаем на голову, хах. – И, протянув подарок, беря грубоватой мозолистой ладонью тонкую, но крепкую руку мечника, механик, приподняв, уложил сувенир, довольно кивнув, ожидая только принятия сего небольшого презента.
Кю, все так же держа со своей стороны этот оркестр молчаливой тишины, повернул руку перед собой, опустив взгляд на ладонь, рассматривая подарок, даже не понимая... все равно ли ему, или все же это было своеобразное приятное покалывание где–то в груди от такого действия со стороны Хаясиды.
- Когда-то хотел узнать, что такое жизнь... – Вдруг уловив тихий размеренный голос, Хей открывает глаза, поднимая вверх ранее довольно удивленный, но теперь с подавленным в нем изумлением взгляд, смотря на так и разглядывающего подарок Хаясиды Кюдзо. – В ней много таких приятных моментов?
Слишком резко и неожиданно. Всего пара слов, услышанных от молчаливого до этого мечника, а дергает все нутро.
Все же, может, Хейхати не ошибался?
- Довольно. - И все удивление остается где–то все там же внутри и, как всегда, скрыто под маской улыбки. Хотя нет, неверно, сейчас улыбка была искренней. – Я сам, наверное, не распробовал еще всю прелесть такой жизни, Кюдзо–сан. Но... – Развернувшись к обрыву, смотря на последний маленький теплый кусочек освещающего их двоих зашедшего красного солнца, Хаясида, обхватив еще неуставшими от работы ладонями шею, щурился. – Она удивительна.

@темы: Хейхачи, Фанфики, Кьюзо